Никого над нами, кроме Творца!
Пятница, 19/04/2019, 23:20
Гость | |
Орден Хранителей Знаний
Главная | Некромантия, плодородие и тёмная земля (Billie Jean Collins) - Форум | Регистрация | Вход

Новые сообщения · Правила · Поиск ·
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Магия » Некромантия и Демонология » Некромантия, плодородие и тёмная земля (Billie Jean Collins)
Некромантия, плодородие и тёмная земля (Billie Jean Collins)
ТемныйДата: Воскресенье, 31/03/2019, 10:55 | Сообщение # 1

Экзарх
Группа: Главный модератор
Пол: Мужчина
Сообщений: 232
Статус:
Хеттский термин dankuiš daganzipaš, «тёмная земля», относится к миру подземных божеств, «земле под землёй».[1] Его можно адекватно перевести как «тёмный подземный мир» или просто «подземный мир». Правительницей этого царства была Богиня подземного солнца, отождествлённая в более поздние периоды с месопотамской Эрешкигаль и хурритской Аллани (Haas 1994, 132). Она является солярным божеством благодаря тому, что представляет ночной путь солнца, после того, как оно опускается за горизонт и до того, как снова поднимается утром. Таким образом, ритуалы, предназначенные для общения с ней, как правило, совершались ночью, ранним утром или поздним вечером.

Богиня подземного солнца также выступает в качестве психопомпа, провожающего души умерших к их новому месту обитания в Подземном мире. Мифологический текст, составленный в период Древнего Царства, описывает путешествие человеческой души в это место: «Душа велика. Душа огромна. Чья душа велика? Смертная душа велика. И по какой дороге она движется? Она путешествует по Великой дороге. Она путешествует по невидимой дороге. … Священна душа солнечной богини, душа матери» (цит. по Hoffner 1998, 34). Хеттский погребальный ритуал упоминает «мать», то есть Богиню подземного солнца[2], которая приходит за душой умершего:

Patili-жрец, стоя на крыше, приглашает в дом. Того, кто (когда-либо) умер, он продолжает называть своё имя тем богам, среди которых он (умерший) находится, (вопрошая) «куда [он] пошёл?» Боги отвечают снизу и сверху «он вошёл в дом- šinapši … Он (patili-жрец) звонит с крыши шесть раз. Шесть раз [он] зовёт сверху. В седьмой раз, когда он вопрошает: «куда он делся?», они отвечают ему сверху и снизу «Мать [пришла(?)] к нему [и] взяла его за руку и увела его прочь».[3]

Также Подземный мир был обиталищем изначальных богов (Archi 1990, 114-29), которых хетты называли karuileš šiuneš, а аккадцы аннунаками. Их было восемь, а вместе с Богиней подземного солнца число хтонических богов достигает девяти. Их имена различаются, но в ритуале, обращающемся к божествам Подземного мира для очищения дома (2), перечислены следующие: Адунтарри-прорицатель, Зульки-сновидец, владыка земли Ирпитига[4], Нара, Намшара, Минки, Амунки и Апи. Их связь с магией проявляется в титулах, которые они носят. В других упоминаниях, например, в ритуале рисования путей (1), обитатели Подземного мира оказываются богинями рождения и судьбы (DINGIR.MAH.MES и Gulšeš). Ещё в одном месте (4) спутников Богини подземного солнца называют «мужскими божествами». Однако во всех вариантах их общее число, когда оно поддается определению, составляет девять.[5]

Для этих богов не существовало какого-то установленного культа. Ритуалы, обращённые к ним, были ситуативными, то есть проводились в связи с конкретной проблемой. Их совершали на открытом воздухе, а общение происходило с помощью ям, вырытых в земле. Для обозначения этих ям в текстах используются следующие термины: у хеттов Hatteššar и patteššar, на самом деле это одно и то же слово, за исключением замены начального согласного. Хетт. wappu- специально используется для обозначения глиняных ям, вырытых вдоль берегов рек. Другим часто использующимся термином является àpi-, связь которого с ивритом пытался продемонстрировать Хоффнер [1967, 385–401]. Также встречается шумерограмма ARÀH – «яма для хранения».

Семантически эти термины в большинстве случаев взаимозаменяемы (за возможным исключением ARÀH), однако тщательное изучение подтверждает то, что Хоффнер подозревал на основании отсутствия родственных связей с хеттами, àpi – это хурритский технический термин, который встречается только в ритуалах, вероятно, впитавших большое количество хурритских элементов. Включение названия ямы (dÀpi) в перечень богов подземного мира (как в [2]) свидетельствует не столько о сакральном статусе этого объекта как такового, сколько о его особой способности соединять миры богов и людей. Очевидно, что хетт. dÀpi влияет на интерпретацию некромантических эпизодов в Ис. 8: 19–23 и 1Цар. 28: 3–25. Рассмотрение Хоффнером хеттского термина в связи с еврейским ‘ob подверглось критике по лингвистическим соображениям (см. Schmidt 1994, 151-54). Более того, Шмидт интерпретирует еврейский термин как относящийся к самому умершему, который возвращается, а не к яме, через которую он приходит, что ещё больше ослабляет предположение. Однако, хотя Шмидт правильно указывает, что в хеттских текстах (1994, 208 с. 331) нет примеров некромантии per se, и даже мифологических ссылок на них (ср. Энкиду в месопотамской литературе), призвание хтонических божеств в целях очищения и подношения практиковалось в Анатолии как приемлемая, хотя и не совсем обычная форма магии. В сохранившихся документах мёртвых, обитающих под землей, никогда не вопрошают, но к божествам Подземного мира обращаются.

Описание Подземного мира и роли Богини подземного солнца в нём было частью мифологии хеттов, по крайней мере, ещё в период Древнего царства (1650 г. до н.э.). Тем не менее, девять хтонических божеств (Archi 1990) и даже сам термин «тёмная земля» (Oettinger 1989/90) могут быть следствием хурритского влияния. Действительно, большинство ритуалов, в которых используются ямы, происходят из хурритской среды. Однако некоторые ритуалы с использованием ям, по-видимому, не подверглись влиянию хурритов, либо по причине того, что являются слишком ранними, либо потому, что географически выходят за пределы прямого влияния хурритов (см. [12], [13] и [14] ниже). Таким образом, нельзя утверждать, что использование ям в хеттском ритуале имеет полностью хурритское происхождение.

Ямы выполняли ряд функций в хеттских ритуалах: они использовались в качестве канала для хтонических божеств, как для облегчения их прохода между мирами, так и в качестве двери, через которую можно передать им подношения ([1]–[6]); в сочетании со свиньей для обеспечения плодородия земли и человека ([7]–[9]); в качестве средства избавления от нечистоты, путём перепоручения её земле посредством жертвы, когда эта нечистота переносилась на свинью ([10], [11], [13]), либо нет (12).


нет доступа
ТемныйДата: Воскресенье, 31/03/2019, 10:56 | Сообщение # 2

Экзарх
Группа: Главный модератор
Пол: Мужчина
Сообщений: 232
Статус:
В текстах (1), (2) и (3) функция ям одинакова (для призвания богов Подземного мира), хотя причины их призыва различаются. В (1) причина не указана, хотя мы можем предположить, что это просьба о помощи в каком-то деле; в (2) к божествам обращаются для очищения дома; в (3) божество призывается к новому дому. Во всех трёх описаниях присутствует яма.

Ритуал выбора пути (для DINGIR.MAH и богов судьбы):[6]

Это описание ритуала, по которому мы определили яму как пророческий инструмент для вопрошания богов:

Они роют семь ям. (Итог:) Неблагоприятный. Затем они роют восемь ям. (Итог:) Благоприятный. Затем они роют девять ям. Когда они приносят их (изображения) на место ямы, то ставят богов и роют девять ям. Быстро берёт мотыгу и копает (ей). Затем он берёт нагрудное украшение и копает им. Тогда он берёт заступ šatta, и сосуд huppara и очищает их (эти ямы). Затем он изливает вино и масло (в ямы). Он разламывает тонкие лепёшки и кладёт их вокруг (ям) с той и с другой стороны. Затем он помещает в первую яму серебряную лестницу и серебряное нагрудное украшение. Себе на грудь он надевает серебряное ухо и опускает его в первую яму. К этому уху привязана лента. Когда он заканчивает, то предлагает одну птицу на всех для enumašši и itkalzi. Он смазывает кровью девять ям. Затем для девяти ям (приносит) девять птиц и одного ягнёнка. Для ambašši и keldi он приносит девять птиц и одного ягнёнка. Он помещает по одной птице в каждую яму, но ягнёнка закалывает и помещает в первую яму.

Ритуала призвания божеств подземного мира для очищения дома:[7]

§11 Он идёт на берег реки и берёт масло, пиво, вино, напиток walhi, напиток marnuan, чашу каждого (по очереди), сладкий пирог с маслом, муку, (и) кашу. У него есть ягнёнок, и он режет его над ямой (patteššar). Он произносит следующее:

§12 «Я, человек живой, пришёл сюда! Когда Hannahanna забирает детей с речного берега, я, человек живой, пришёл сюда, чтобы призвать изначальных богов на берегу реки, пусть Богиня подземного солнца откроет врата и позволит изначальным богам и Солнечному богу земли (вар. Повелителю земли) подняться вверх из подземелья.

§13 Адунтарри-прорицателю, Зульки-сновидцу, владыке земли Ирпитигу, Наре, Намшаре, Минки, Амунки и Апи – выпусти их!…

§18 Он окропляет глинистые берега реки маслом и мёдом. (Вместе с этим) он придаёт форму этим богам: Адунтарри-изноняющему, Зульки-сновидцу, владыке земли Ирпитигу, Наре, Намшаре, Минки, Амунки и Апи. Он создаёт их образы как (то есть в форме) кинжалов. Затем он простирает их по земле и помещает здесь богов…

§31 Перед ануннаками он роет Яму (dÀpi) кинжалом и туда изливает масло, мёд, вино, напиток walhi и напиток marnuan. Он также кладёт туда один серебряный сикль. Затем берёт полотенце для рук и накрывает яму. Он произносит следующее: «О яма, прими власть очищения и воззри на предметы очищения.

Ритуал создания нового храма для Богини ночи:[8]

Когда ночью на второй день (ритуала) восходит (горит, выпрыгивает) звезда, жрец подходит к храму и склоняется перед богами. Они принимают два кинжала, которые были сделаны вместе со (статуей) нового божества, ими же нужно вырыть яму (àpi) для богини перед её престолом. Они предлагают одну овцу богине для enumašši и перерезают ей горло над ямой (hatteššar). Там нет натянутой преграды. Престол (что) был построен, они удаляют(?). Они льют кровь на золотое (изображение) богини, преграду и все новые орудия. Тогда богиня и храм будут чисты. Но жир жертвы при этом сжигают. Никто его не ест.

Присутствующие во всех трёх фрагментах ритуалов ямы позволяют пройти божеству (божествам) Подземного мира вверх из земли к своему изображению. В (2) и (3), кинжалы (GÍR) используются, чтобы рыть ямы. Несомненно, не случайно, что очищающий в (2) затем лепит изображения богов подземного мира из глины, взятой на берегу реки, создавая их в виде кинжалов (также GÍR). Можно вспомнить божество-кинжал, интерпретируемый как фигура Подземного мира, изображённый на скале в камере B хеттского святилища Язылыкая, которое является предполагаемой гробницей великого правителя Тудхалии IV. В этом контексте интересны также две миниатюрные исполненные по обету, оси, найденные в выложенной глиной каменной яме, обнаруженной в южной части Богазкой (столицы хеттов), называемой Nišantepe, во время раскопок 1991 года (Neve 1992, 317–19). Однако эта большая камера, идентифицированная как культовый объект (Bayburtluoglu), вряд ли является той ямой, которая описана в приведённых текстах, поскольку имеет постоянную каменную облицовку, оштукатуренную глиной и располагается в архитектурном сооружении внутри города.

Среди предметов, помещённых в ямы, в (1) серебряная лестница, нагрудный орнамент и ухо (см. прим. 12); в (2) один сикль серебра[9]; в (3) ничего. Возлияния вином и маслом делались в ямы в случае как (1), так и (2) и, кроме того, мёда, алкоголя и напитка marnuwan в (2). Заключительный акт в каждом случае – это кровавое жертвоприношение. Согласно (2, §34); (не процитировано здесь), когда Бог шторма загнал ануннаков в Подземный мир, он установил для них подношения в виде птиц, и это действительно то, что они постоянно получают. Однако в каждом случае ягнёнок дополняет птиц, возможно, для того, чтобы заручиться благосклонностью божеств. Обратите внимание, что в (1), где используются девять ям, только в первую – для Богини солнца? – помещают драгоценные серебряные предметы и ягнёнка.

Несколько иные функции выполняет небольшое количество ритуалов, которые были сгруппированы в соответствии с их концовкой под рубрикой «Подъём/спуск в землю» (Taracha 1985, 278–82). Цель таких ритуалов состояла в том, чтобы освободить просителя, знатного или иного, путём замещения, «от влияния хтонических сил и, таким образом очистить и исцелить его» (Taracha 1990, 177). Он не включает, хотя это и предполагалось, буквальный спуск или подъём соискателя из земли. Эти ритуалы могут начаться, как и в (4), со следующих слов: «Так говорят иначе, старая женщина Hattuša: когда я поднимаю/опускаю короля и королеву из земли/под землю, я беру эти вещи…».[10] Это происходит следующим образом:

Туннавия Хаттская ритуал «подъёма из земли»[11]

Тогда же, когда готовят (все) эти (вещи) перед старухой, на рассвете они выкапывают две поминальные ямы (ARÀH) (в земле); они выкапывают одну яму для почитания Богини подземного солнца и другую для почитания мужских божеств. Когда начинают копку ям, режут овцу. Старуха посвящает её Богине подземного солнца. Они перерезают её горло над поминальной ямой и позволяют крови течь вниз.

Затем они приводят козла. Старуха посвящает его Богине подземного солнца и мужским божествам. Они перерезают ему горло над (второй) ямой для поминовения, выпуская в неё кровь.

Затем они разделывают (животных), отделяя голову и ноги. В то время, пока готовится жир, воины выкапывают поминальную яму. Они выкапывают её рядом с другой поминальной ямой. Бывает, что они присоединяют её к (первой) яме. Приготовленный жир едят все вместе. До этого [они построили] два павильона, один (из которых) для его величества; [пави]льоны* для церемониальной одежды правителя. Кроме того, они строят два тростниковых павильона, где король и королева проводят ритуальное омовение.

Затем в яме, посвящённой Богине подземного солнца, они углубляются в ил, продолжая яму (wappu-) немного вниз. Делают (как бы) небольшую спальню, а затем помещают внутрь миниатюрные ложа. Они разворачивают девять занавесов, девять маленьких лазурных покрывал и делают их (то есть ложа). В яме для поминовения уже выкопана маленькая спальня Богини подземного солнца. Они приходят в (место), где пребывает Богиня подземного солнца. И яма, которую они копают внизу, соединяется с другой ямой, тогда дорога проложена. После этого они разворачивают длинную полосу алой ткани и длинную полосу лазурной ткани, на которой они раскладывают «SÀ.GA.DU4-ткани».

В наиболее хорошо сохранившихся примерах обрядов taknaz da- боги Подземного мира именуются мужскими божествами. В (4) режут овцу и козла, и дают крови стечь в яму. Животных, за исключением головы и ног, зажаривают и съедают участники ритуала. Божества Подземного мира довольствуются лишь кровью – ни хлеба, ни возлияний к ней не добавляется. Две ямы (ARÀH) вырыты и соединены вместе, а внутри них вырыта ещё одна яма меньшего размера, служащая заменой спальни короля и королевы с дополнительными ложами (обратите внимание, что имеется девять лож и девять занавесей, предположительно по одной для каждого из девяти богов Подземного мира). Устройство ям ARÀH более сложное, чем других ям, это говорит о том, что обозначающий их термин не универсален, а конкретно относится к подземным камерам, вырытым для очищения короля и королевы посредством использования глиняных изображений в качестве их заместителей.

Как и в ритуалах «поднятия из земли», в двух ритуалах Иштар из Ниневии (5) и (6) предполагается участие королевской четы. Текст (5) на самом деле описывает «подъём божества» из ямы с помощью хлеба, выпеченного в форме уха.[12] Богиня принимает в качестве подношения птицу, которую жертвуют достаточно необычно – погребая в земле.

Ритуал и молитва Иштар из Ниневии.[13]

§13 Вопрошающий произносит эти слова, и когда приглашает (притягивает) её масляным хлебом, они наполняют сосуд KUKUB водой. Затем в этом месте они роют ямы (àpi), и вопрошающий семь раз призывает божеств оттуда с помощью «ушных» хлебов. Он говорит: «Если король, королева или принцы – кто-нибудь – что-то сделал и похоронил, я сейчас вытащу это из земли». Он снова повторяет эти слова, и они делают то же самое в том же месте.

§14 Он нарезает одну лепёшку и кладёт её на сосновую шишку. Он льёт на неё хорошее масло, и, взяв хлеб-«ухо», четырнадцать раз призывает богов из огня и говорит: «Я вытащил их из огня».

§15 Он повторяет те же слова снова. Он кладёт хлеб-«ухо» на хлеба воинов и хоронит одну большую птицу для Иштар из Ниневии и hùwalzi. Но сжигает двух птиц для unalzi.

В (6) части потрохов, сердца и немного крови овцы, принесённой в жертву, помещают в яму, которая заполнена хлебами. Остальная часть жертвенного животного съедается участниками ритуала.

Празднество для Иштар из Ниневии[14]

Выходит королева, и прорицатель открывает яму (dàpi-) перед Богом бури marapši. Прорицатель предлагает одну овцу Богу бури marapši, и перерезает её горло над ямой. Он выпускает кровь в чашу, которую ставит на землю перед Богом бури marapši. Затем вопрошающий (берёт) сырые потроха и сердце (жертвы) и немного отрезает от них. Он также берёт немного крови и помещает всё это в яму. Затем он закрывает яму масляным хлебом. Они выносят овец, и служители храма режут их.

Пять хуррито-хеттских ритуалов, которые нам ещё предстоит обсудить ([7] – [11]), имеют одну важную особенность, а именно использование в процессе ритуала свиньи или поросёнка. Тексты (7) и (8) касаются плодородия. Первый описывает ритуал, в котором содержится часть, где просительница стоит над ямой и рассказывает историю создания мужчины, чтобы восстановить или увеличить свою способность к зачатию. Хотя нет явных указаний на то, какая это яма, расположение её на берегу реки напоминает как (2), так и (9). Более того, миф о сотворении человека отражён в тексте (2). Таким образом, мы можем с уверенностью утверждать, что такая же яма используется в (7).

Сотворение человека богами судьбы.[15]

Пусть она рожает [также] часто как свинья. В следующие три периода здесь и там […].

Затем та, что хочет обрести плодовитость, встаёт над свиньёй, обратясь к реке, и многократно произносит: «Когда они взяли небо и землю, боги разделили (это) между собой, и боги верхнего мира взяли небеса для себя, и боги нижнего мира взяли подземный мир для себя. Так что каждый взял что-то для себя. Но вы, о реки, взяли на себя очищение, жизнь, потомство и размножение. (Если) сейчас (кто-то) что-то говорит, (и это) для него важно, он приходит к вам, о реки, и к богам судьбы на берегах рек и к богиням-матерям (DINGIR.MAH.-MES), которые создали людей.

В (8) ищут не человеческого, а земного плодородия. Масляный хлеб, возможно, один из видов небольшого пирога, и гениталии свиноматки помещаются в яму для обеспечения плодородия земли.[16]

Хуррито-хеттский ритуал и заклинание.[17]

Масляный хлеб сделан. [Я] бросаю масляный хлеб в отверстие (patteššar). Затем [у] свиньи отрезаю половые органы [и я их сбрасываю] в укрытие.

Подобно текстам (7) и (8), (9), этот представляет собой ритуал, предназначенный для обеспечения плодородия. Несомненно, во всех трёх случаях животное было полностью половозрелым (и, по всей видимости, самкой).

Ритуал на реке.[18]

Они связывают свинью, её […]. Он [устанавливает (?)] его в яму (patteššar), и они строят мост через неё ради чистоты.

Затем просительница ступает на (мост) через свинью.

(Похоже, что текст пропускает происходящее на мосту, и переходит к следующему этапу, но свинья вновь появляется на оборотной стороне таблички, съедая хлеб, который был разбросан перед ней).

Затем они копают в этом месте (в копии в пяти местах) и оставляют очаги в реке.

В то время как половозрелые свиньи (особенно свиноматки) были инструментами плодородия, поросята, как и щенки, считались особенно эффективными в очистительных ритуалах. Хороня существо после того, как оно приняло нечистоту просителя, человек эффективно возвращает загрязнение его источнику, земле, как мы видим в ритуале Maštigga (10). Обратите внимание, что когда яма открыта, в неё помещают хлеб и вино, вероятно, как подношения богам Подземного мира, которые никаким иным образом не участвуют в этом ритуале. Короче говоря, не повредит на всякий случай поместить в яму жертву для этих божеств.

Ритуал Maštigga из Киццуватны против семейной ссоры.[19]

Старуха берёт поросёнка и поднимает его над ними (просителями), произнося следующее: «Его откармливают травой (и) ячменем, и как он больше не увидит неба и (других) поросят, пусть они также не увидят злых проклятий от своих недоброжелателей. § Она водит поросёнком (над) ними. Затем его убивают, раскапывают землю и кладут в яму. Туда же помещают сладкий хлеб и льют вино. Затем яму засыпают землёй».

В ритуале Hantitaššu (11) поросёнка режут над ямой, и, как обычно принято, кровь из его горла стекает в яму. Необычно то, что на этот раз богов просят войти в яму, а не выйти из неё. Как в (1), (2) и (3), присутствуют изображения богов Подземного мира, которым делают подношения. Они призваны передать послание просителя Богине подземного солнца, для которой была вырыта яма и принесена в жертву кровь поросёнка. Это очищение, но, как и в ритуале Maštigga (10), очищение и подношение – это одно и то же, когда участвуют хтонические божества.

Ритуал Hantitaššu.[20]

Когда наступает ночь, «властелин слова» раскапывает землю (в районе) безжизненного болта […]. Он берёт поросёнка и перерезает его горло над ямой (hatteššar), позволяя его крови течь в неё …

Они приносят (изображения) старых богов. Они берут […] там. Отпусти их и [в] яму (àpi-) позволь им умолять Богиню подземного солнца, так что, какой бы (грех) я ни совершил, пусть боги простят мне это.

Два текста, географически (12) или хронологически (13) находящиеся вне сферы хурритского влияния, показывают примеры применения ям в анатолийских ритуалах. Ритуал Àlli (12), происходящий из Арзавы в Западной Анатолии, не использует свинью для плодородия или очищения, и не является некромантическим по своей природе. Это, однако, подтверждает то, что мы уже знаем – чары и другое зло могут быть утилизированы в земле и включены сюда ради полноты:

Ритуал Àlli, женщины из Арзавы.[21]

Старуха берёт пять хлебов, один сосуд с пивом и колышек из древесины karšani. Она выходит на улицу, роет (яму) в земле и кладёт в неё ритуальные принадлежности. Она разбрасывает землю и разравнивает её. Ударяет по колышку и говорит следующее: «Кто (когда-либо) околдовал этого человека, теперь его волшебство я забрала, и я положила его в землю, и запечатала его. Пусть колдовство и злые чары остаются безопасными. Пусть оно не поднимется снова и пусть тёмная земля удержит его».

Она отходит немного от этого места и рядом с ямой (patteššar) ломает один пресный хлеб для Marwayan. Собачник (и) мужчина (!) поворачиваются перед (ней) <…>. Она разламывает один пресный хлеб языку miyanit, она разламывает один пресный хлеб для тёмной земли, она разламывает один пресный хлеб для бога солнца, и говорит: «Ты, сохрани эти предметы!»

Наконец, (13) является заклинанием для предотвращения вредных последствий злого предзнаменования и уходит корнями к хаттам. Семя-karaš свиньи и лошадиный навоз (?) помещают в яму, предположительно, вместе с кровью, которая течёт из перерезанного горла поросенка. Затем поросёнка связывают (?) (ср. [9]), и после каких-то действий, с использованием гвоздей, олова и двери, готовят.

Богиня подземного солнца получает символическую часть от каждого куска мяса, а остальное съедают участники ритуала.

Заклинание.[22]

[Когда] Лунный бог даёт знак, и в предсказании наносит удар [чел]овеку?, то я делаю следующее: Я копаю землю. Я беру семя-karaš свиньи (и) навоз л[ошади(?)] и помещаю в яму (hatteššar). [После] этого я перерезаю (горло) поросёнка.

Если это девочка, я беру поросёнка. Если это мальчик, я беру поросенка и прибиваю его (то есть связываю для готовки?). Я возьму к воротам семь железных гвоздей, семь бронзовых гвоздей (и) семь медных гвоздей. Я выделю (для этого) дверь во внутреннюю комнату. Везде, где есть отверстие (чтобы соединить с оловом), я возьму этот камень (то есть олово) и прибью (его) (в это) место.

Медный штырь – … – Я черчу его и пробиваю гвоздём. Они готовят поросенка. Тогда они возвращают это. Я беру немного (от) каждой части тела и отдаю (их) Богине подземного солнца. Затем я говорю следующее: [хаттское заклинание] Я ломаю хлеб.

Я беру поросенка и несу его во внутреннюю комнату. Служители едят это. Кости они возвращают на кухню и продают их.[23]


нет доступа
ТемныйДата: Воскресенье, 31/03/2019, 10:57 | Сообщение # 3

Экзарх
Группа: Главный модератор
Пол: Мужчина
Сообщений: 232
Статус:
Из другого текста мы знаем, что богиня солнца может превратить злое предзнаменование в доброе:

Ритуал для богов Подземного мира.[24]

Что касается этой пчелы, которую ты, о Богиня подземного солнца, послала, король и королева делают тебе подношение, умилостивительный дар за эту пчелу. О, Богиня подземного солнца, если ты послала её (пчелу) как злое предзнаменование, измени её сейчас и сделай птицей, предвещающей добро. …

«(О, Богиня подземного солнца), прими этот ритуал правой рукой (т. е. благосклонно). Если это была птица (предвещающая) зло, отврати его, о, Богиня подземного солнца. Сделай это (её) благоприятным (предзнаменованием) девять раз. «Моё слово – это мост!»»

Это может объяснить подношение, сделанное в ответ на знамение в (13). В жертву приносят поросёнка, а не овцу (как мы видим это в [1]), подобный пример мы видим и в ритуале Hantitaššu (11). Выбор животного требует некоторого пояснения, так как свинья считается ритуально нечистой и неуместной в качестве подношения богам (Collins 1996). Объяснение может заключаться в очистительной роли свиньи и в том, что, когда речь идёт о хтонических божествах, очищение и приношение неразделимы, как показано в (10) и (11).

Богиня подземного солнца снова получает поросёнка в древнем хеттском заклинании, использующем симпатическую магию для обеспечения плодородия виноградника (15). После нескольких строк, описывающих плодовитость свиньи, текст переходит к перечислению подношений овец и коз различным мужским богам. Единственное женское божество, Богиня подземного солнца, упоминается последним и, вместо овцы, ей причитается «один поросёнок плодородной земле».

Благословение для Лабарны.[25]

Подобно тому, как одна свинья рождает много поросят, пусть каждая ветвь этого виноградника, подобно свинье, принесёт много гроздей. … Один поросёнок для плодородия земли, для Богини подземного солнца.

Ритуалы с ямами и свиньями (поросятами) имеются в археологии. Погребение поросят было найдено в хеттском скальном святилище в Язылыке (Hauptmann 1975, 65). Здесь был найден поросёнок, похороненный в яме. Среди костей обнаружены четыре бронзовых штыря, три из которых всё ещё были воткнуты в землю. Над костями была укреплена терракотовая крышка.[26] Хотя ни один из текстов не указывает конкретного способа, которым забивали поросёнка в ритуальной яме, многое, как мы видели, свидетельствует о размещении его в такой яме. Вполне вероятно, что поросёнок был пригвождён для того, чтобы похоронить его после перенесения на него нечистоты в ритуале очищения, и в то же время использовать его как жертву хтоническим силам.

Ритуальные ямы, использовавшиеся в хеттских магических ритуалах, вероятно, были широко распространены, в особенности, дома, на юго-востоке Лувии-Киццуванты, где влияние хурритов было наибольшим. Хотя многие элементы ритуалов, испытавших хурритское влияние, имеют хурритское или месопотамское происхождение, использование свиней характерно как для хурритских, так и для анатолийских ритуалов, но встречается в последних намного раньше. Возможно, что их использование является анатолийской особенностью, которая выжила и адаптировалась к принятию хурритских идей и практик. В любом случае, есть ещё одно свидетельство связи свиньи (поросёнка) и Богини подземного солнца.

Буркерт описывает Тесмофории как основную форму культа Деметры в Греции, отличительной особенностью которого является жертвоприношение свиньи. Это праздник в честь богини земледелия, который женщины общины отмечают между собой в святилище богини (Burkert 1985, 242). Детьенн, следуя за Бруно, проводит различие между двумя способами использования свиней в качестве жертв во время Темосфорий (1989, 134). В первом, происходящем в первый день трёхдневного празднования, поросят сбрасывают в яму или пропасть (megara), где и оставляют. Во втором, как часть праздника третьего дня, жертвы, взрослые животные (беременные свиноматки? см. публикации Clinton), приносятся обычным способом.

Первый вид жертвоприношений представляет наибольший интерес. Останки поросят извлекаются «черпаками», которыми их помещают на алтарь богини, где смешивают с семенами. Считалось, что любой, удобривший своё поле этим веществом, получит хороший урожай. По мнению Беркерта, «манипулирование разложившимися остатками поросят для получения хорошего урожая является ярчайшим примером аграрной магии в греческой религии» (1985, 244).

У этой жертвы есть мифологическое обоснование, которое состоит в изнасиловании и смерти Коры от руки бога подземного мира Аида. Когда Кора ушла под землю, свиньи свинопаса Эвбулея провалились вместе с ней. В память об этом свиньи приносятся в жертву. Чандор (1976, 78) отмечает, что такое обоснование отсутствует в гомеровском гимне Деметре и предполагает, что это не было частью самой ранней традиции. Другими словами, нет необходимости искать подобное обоснование в хеттском материале.

Отделение от мужского общества и возлежание женщин во время празднований на ложах, сделанных из особого дерева с анафродизиакальными качествами для поощрения менструации, служат подтверждением плодовитости участниц празднеств (Detienne 1989, 147). Кроме того, связь свиньи с женской сексуальностью и плодовитостью подтверждается греческой литературой (Burkert 1983, 259).

Связь между плодородием, Подземным миром и приношением поросят в жертву богине, связанной с ними обоими, очевидна, что подтверждает краткое рассмотрение сходств и различий между греческими и анатолийскими обрядами.

Имеется отличие в перерезании поросятам горла в хеттской практике. Это было типичным для животных, приносимых в жертву хтоническим богам. Однако в греческом ритуале поросят сбрасывают вниз. Кровь не должна пролиться – животное не является подношением в этом смысле. В культе Деметры ямы, в которые бросают поросят, являются постоянными чертами святилищ, таких ям, с останками поросят в них было обнаружено при раскопках достаточно много (напр., в Приене, Акрокоринфе [Stroud 1965], Книде, Агридженто и Биталеми [Kron 1992]). В хеттском мире не присутствуют изображения свиней или какие-либо предметы их почитания. В хеттском искусстве не встречаются одомашненные свиньи. Кроме того, хеттские упоминания относятся к отдельным поросятам, принесённым в жертву богине, тогда как в греческом культе участвовало множество просителей и использовалось множество поросят.

В то же время, присутствуют некоторые дразнящие параллели. В Тесмофории сосновые шишки и хлебы помещаются в ямы вместе с поросятами, как символы плодородия. Хотя текст (5) не включает поросёнка, сосновая шишка помещается в яму вместе другими подношениями. Кроме того, сладкий масляный хлеб, который почти во всех случаях служит подношением хтоническим богам, является разновидностью выпечки и почти наверняка обозначает плодородие, как в тексте (8). Хлеб помещают в яму с поросятами, и (14) даже семенем-karaš свиньи, смешанным в яме с кровью поросёнка. Однако нет никаких сведений о том, что останки извлекаются и используются в поле. Скорее всего, как предполагает (13), поросёнка приносили в жертву непосредственно в поле, которое хотели сделать плодородным.

В качестве части посвящения в Элевсинские мистерии Деметры, посвящаемые должны были предоставить свинью для жертвоприношения.[27] Животное являлось заместителем для посвящаемого, «жизнь была обменена на жизнь» (Burkert 1983, 258). Хотя животные, принесённые в жертву в ритуалах хеттов, описанных здесь, почти не связаны с инициацией, они почти всегда заменяют просителя или соискателя. Это особенно очевидно в Ритуале «поднятия из земли» (4). В одном королевском ритуале замещения король, обращаясь к Богине подземного солнца, произносит: «Возьми это (заместители). Освободи меня! Позволь мне взглянуть на Солнечного небесного бога своими глазами».[28]

Последняя параллель, на которую стоит обратить внимание, состоит в том, что женщины, участвовавшие в Тесмофории носили ритуальное имя Мелиссы, «Пчёлы», «в честь насекомого, символизирующего супружеские добродетели» (Detienne 1989, 145). Анатолийская богиня, покровительствующая плодовитости замужних женщин – это старуха Hannahanna. Священное животное Hannahanna – пчела, и она, как и Богиня подземного солнца, во время праздника получает поросёнка в качестве подношения, как это засвидетельствовано.[29]

Каким-то образом отдельные ассоциации свиньи с плодородием и очищением/ подношением высшему божеству Подземного мира объединились, чтобы создать ритуальный язык анатолийского происхождения[30], включающий оба элемента, в котором само плодородие становится хтонианским благодаря как его символической ассоциации со свиньёй, так и двусмысленности, присущей термину «земля» (как культивируемая/плодородная почва, и как Подземный мир). Греки разделили две эти ассоциации для свиньи (поросёнка). Клинтон (в публикации), обсуждая жертвоприношение свиней в Греции, также делает вывод, что «в Тесмофории сбрасывание поросят в ямы и жертвоприношение беременных свиноматок можно назвать «хтоническим», поскольку каждое действие по-своему восхваляет плодородие земли».

© Billie Jean Collins

Necromancy, Fertility and the Dark Earth: The Use of Ritual Pits in Hittite Cult // Magic and ritual in the ancient world / ed. by Paul Mirecki and Marvin Meyer. – Leiden; Boston; Köln: Brill, 2001 (Religions in the Graeco-Roman world ; Vol. 141), рр. 224-242.

Ссылки:

[1] Эттингер утверждал, что эта фраза в самом деле не принадлежит ни хеттам, ни грекам, у которых она тоде встречается, а является заимствованием транслитерацией из хурритского (1989/1990, 83-98).

[2] Такая идентификация см. Otten in Bittel (1958, 84), Beckman (1983, 236).

[3] Использован текст KUB 30.28 REV. 1-12 в переводе Otten (1958, 96-97) и Beckman (1983, 236).

[4] Или «повелитель справедливости»; такую трактовку см. Otten (1961, 146) и Archi (1990, 118 № 14).

[5] Но см. Archi (1990, 120), который ссылается на канонический список двенадцати, встречающийся во многих хеттских договоров.

[6] KUB 15.31 ii 6-26 в ред. Haas and Wilhelm (1974, 143-81), и Hoffner (1967, 390).

[7] KUB 7.41 и её дубликаты, под ред. Otten (1961, 114-57) и перевод Collins in Hallo (1997, 168-71).

[8] KUB 29.4+ и его копии, в переводе Collins in Hallo (1997, 173-77), с библиографией.

[9] Hoffner (1967, 395) предположил, что использование серебряных предметов может иметь значение, аналогичное значению серебряных пуль для оборотней в современном фольклоре.

[10] KBo 21.1 i 1-2; см. прим. 11 и библиографию.

[11] KUB 55.45 + Bo 69/142 ii 1-23 w. копия Bo 3916 + KUB 12.20 : 11-18, под ред. Taracha (1990, 172-75).

* [pavi]lions – львы.

[12] Уши, возможно, имеют отношение к слушанию просьб обращающегося к богам, как предполагает Hoffner (1967, 396-97).

[13] KUB 15.35 + KBo 2.9, пер. Collins in Hallo (1997, 164-65), с библиографией.

[14] KUB 10.63 i 17-28, под ред. Hoffner (1967, 391).

[15] Bo 3617 i 4′-17′ с копиями Bo 3078 ii и KBo 13.104:1ff., под ред. Otten and Siegelová (1970, 32-35).

[16] Сравните списки распределения частей свиньи, включая головы и гениталии, в списке рационов KBo 20.16 i! passim + KBo 20.3 ii passim и копии KBo 2.12 v passim. Транслитерация доступна в Neu (1980, № 13[+]14).

[17] KUB 12.44 iii 16-19, под ред. Forrer (1922, 228).

[18] KUB 36.83 i 3-7, iv 5-9.

[19] 2Maåtigga ii 44-54, под ред. Jakob-Rost (1953, 356-57).

[20] KBo 11.14 iii 6-10, 28-31, под ред. Hoffner (1967, 390-91).

[21] KUB 24.9 ii 17′-30′, под ред. Jakob-Rost (1972, 32-35).

[22] KUB 17.28 i 1-24, см. Hauptman (1975, 66-67).

[23] Кости, возможно, продаются в качестве удобрения.

[24] KBo 11.10 ii 21′-27′ с копией KBo 11.72 ii 26′-30′ (мой перевод); iii 1417, перевод Beckman (1986, 25).

[25] KUB 43.23 rev. 19′-22′, 57′-58′. «Лабарна» — именование хеттского короля.

[26] Крышку невозможно точно датировать, так как этот тип был широко распространён в Богазкёе начиная с периода старой Ассирии и далее.

[27] Для полного обсуждения жертвы свиньи в Греции, см. Clinton (публикации). О греческом жертвоприношении животных в целом см. Jameson (1988). Клинтон отмечает, «что особенно интересно в свинье, так это её использование в таком большом разнообразии ритуалов — (1) обычная, так называемая «олимпийская» жертва, (2) жертва всесожжения, (3) очищение, (4) купание «мистических поросят» в Фалероне, инициированное элевсинцами, (5) и помещение поросят в ямы в Тесмофории». В Анатолии разнообразие засвидетельствованных жертвоприношений свиней ограничивается очищением и помещением в ямы, которые могут быть очищением, подношением, или служить для привлечения плодородия, а, возможно, быть их комбинация.

[28] KUB 24.5 rev. 7-8, комментарий Kümmel (1967, 12-13), перевод Goetze (1969, 355).

[29] «[Они посвящают (?)] одного поросёнка Hannahanna [и] они готовят ту же самую [свинью] как пищу». KBo 20.89 obv.(?) 9′-10′.

В связи с этим отметим также сравнение, которое проводилось между Гомеровским гимном Деметре (Burkert 1979, 123-25) и анатолийской серией мифов о пропавшем божестве, которое должно быть возвращено на его/её место в космосе. В одной из версий анатолийского мифа божественным героем является Hannahanna ((Hoffner 1998, № 8), чья священная пчела играет важную роль почти во всех версиях мифа о возвращении божества. Закрывая этот круг связей, богиня подземного солнца также ассоциируется с пчелой, которую она посылает как злое предзнаменование в (14).

[30] В качестве альтернативы, должны ли мы видеть в ритуале Деметры продолжение хеттских практик, а в самой богине – греческий вариант анатолийской Богини Подземного Солнца?

(Перевод: Mari)


нет доступа
Форум » Магия » Некромантия и Демонология » Некромантия, плодородие и тёмная земля (Billie Jean Collins)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Наши партнеры и проекты




ДРУЗЬЯ, ЕСЛИ ВЫ Повстречали БИТУЮ ССЫЛКУ СООБЩИТЕ ПОЖАЛУЙСТА ОБ ЭТОМ ИСПОЛЬЗУЯ ФОРМУ НА ГЛАВНОЙ СТРАНИЦЕ (СПАСИБО)

© 2019 (О.Х.З.) Орден Хранителей Знаний • Все права защищены • При копировании любых материалов, либо их фрагментов ссылка на сайт обязательна.

Используются технологии uCoz